«Школа жен» Мольера. Анализ

Сюжет «Школы жен» (1662) фактически повторяет схему предыдущей пьесы «Школа мужей»(1661).

А именно, себялюбивый и самовлюбленный тиран стремится слепить из маленькой девочки будущую невесту себе, создание, которое было бы во всем ему подвластно и полностью соответствовало бы его принципам и желаниям.

 
Постановка "Школы жен" в Москве, театр Табакова. Арнольф - Александр Семчев
 

Постановка «Школы жен» в Москве, театр Табакова. Арнольф — Александр Семчев

 

Он влюбляется в то, что он слепил — абсолютно несведущую, наивную девушку, и потому он в каком-то смысле творец, Пигмалион.

Избрав ее женой, я шаг свершу неложный.
Да, лишь такой душой вертеть по воле можно!
Как самый мягкий воск, она в руке моей,
И я могу придать любую форму ей.

 

(Je ne puis faire mieux que d’en faire ma femme.
Ainsi que je voudrai, je tournerai cette âme.

Comme un morceau de cire entre mes mains elle est,
Et je lui puis donner la forme qui me plaît).

 

Но он Пигмалион наизнанку, поскольку творил не из любви к прекрасному, и не из любви к своему созданию, творению, а из любви к одному себе, потакая исключительно своим нарциссическим прихотям. Его создание должно быть, по его замыслу, его рабской тенью, его бессловесной собакой и даже хуже, вещью.

И это — моральное преступление, как считает возлюбленный Агнессы, молодой Орас (немаловажно и возможно, не случайно, что это имя пишется на французском так же, как имя латинского поэта Горация).

Не преступленье ли, рукою самовластной,
Стараться отравить родник души прекрасной?

(Et n’est-ce pas sans doute un crime punissable,
De gâter méchamment ce fonds d’âme admirable ?)

В обоих пьесах сей неудачливый «Пигмалион наоборот» невольно и незаметно для себя так пугает свою воспитанницу перспективой брачного союза с ним, что она ищет способ, как бы соединить свою судьбу с другим, более гуманным и милым возлюбленным.

В обоих «Школах» главный герой в общих чертах — один и тот же тип.

Главный герой

Как и в комедиях «Сганарель, или мнимый рогоносец»(1660) и «Школа мужей» (1661), в «Школе жен» (1662) главный герой обеспокоен все той же бессменной проблемой — всепоглощающий страх быть рогоносцем. Очевидно, эта явно старая комическая тема была унаследована драматургом от тех общеизвестных в народе фарсов, которые он играл всю первую половину жизни.

В самом имени Арнольфа таится комический подтекст: святой Арну был в католичестве покровителем обманутых мужей. Поэтому имя героя, унаследованное им от его предков, комически противоречит главному устремлению его обладателя — ни в коем случае не быть рогоносцем. Потому-то Арнольф упорно стремится поменять свое родовое имя на фамилию де ла Суш (по-французски означает — пень, но звучит красиво, поскольку с аристократической приставкой).

В привычный фарсовый сюжет Мольер вкладывает отныне новые, серьезные смыслы. Арнольф не просто явный потенциальный рогоносец и тем смешон. Он страшен, поскольку одержим эгоистической страстью полной безраздельной власти над чужой личностью, и к тому же обладает богатством, а значит реальными возможностями осуществлять свои идеи.

Дома Арнольфа не любят. После 10 дней его отсутствия никто по нему не соскучился: его слуги и те не спешат открывать ему дверь, а воспитанница Агнес при приближении каждого осла или мула боялась, что это вернулся ее опекун. Так мы узнаем о голосе Арнольфа, что он малоприятен для слуха и похож на ослиные крики или лошадиное ржание. И что всех в доме он держит, что называется, в черном теле.

Арнольф сделал все возможное, чтобы за последние 13 лет превратить взятую им в опекунство 4-летнюю девочку в глупое, ничего не понимающее существо. Он радуется каждому проявлению невежества своей воспитанницы, а все потому, что убежден: в тупости и примитивности жены — залог ее верности.

Его стратегия — это быть Пигмалионом наоборот. Не любовь к прекрасному руководит им, не желание сделать воспитанницу счастливой и развитой личностью, а, напротив, желание сделать ее своей вещью, на которую никто бы другой не мог посягнуть.

Проблема

В этой связи вспоминается не только предыдущая пьеса «Школа мужей», но и все те произведения, в которых поднимается проблема собственничества, его уродливой сущности.

Например, «Коллекционер» (1963) Джона Фаулза, или «Парфюмер» (1985) Патрика Зюскинда, где так же герой воспринимает вожделенный человеческий «объект» — воплощение прекрасного — как свою вещь, лишь как объект для своей коллекции, и тем губит живое создание.

Может быть, кто-то для себя вспомнит какие-нибудь другие произведения, где освещается подобная проблема.

И не правда ли, проблема довольно глубока для жанра комедии в эпоху классицизма. Но Мольер «сделал это».

Тема любви

Агнес — девушка, перерожденная благодаря любви из несмышленой кроткой овечки в сообразительную и волевую натуру, способную активно участвовать в своей жизни, а не быть лишь пассивным инструментом для удовлетворения чужой прихоти. И эта метаморфоза действительно впечатляет.

Кстати, и ее имя Агнес, означающее «овечка», оказалось ложным, поскольку она оказалась тайной дочерью дворянки, изначально рожденной под другим именем. Итак, вся ее кротость, послушание и глупость оказались лишь ненужной шелухой, которую сбросила ее личность в момент первого чувства и взросления.

Но самое интересное, что не только Агнес и Орас испытывают в комедии чувство любви.

В конце 3 акта сам главный герой заражен этим чувством. Теперь он не просто спокойный собственник своей воспитанницы, он пламенеет страстью, поскольку узрел в безответной малышке живую личность, которая способна на собственные чувства и способна от него ускользнуть. И он начинает по-настоящему страдать. Самодовольство уступило место чему-то более человеческому:

Любовь к ней — вот в чем суть мученья моего.

(Je l’aime, et cet amour est mon grand embarras).

Фатализм автора

Пьеса о том, что человек не властен перед своей судьбой. Как бы ни хорохорился Арнольф, у него не вышло избежать того Дамоклова меча, того основного страха, который висит над ним — страха быть опозоренным изменой избранницы.

С главным героем происходит ровно то, чего он так боялся и что всю жизнь высмеивал в других мужьях.

В этом фатализме есть влияние трагического жанра на мировоззрение драматурга. Он призывает принять с достоинством свой крест и нести его смиренно, в том смысле, что не пошлые обстоятельства опошляют человека, а лишь его собственные качества.

Дело не в том, что Мольер оправдывает неверность в браке — конечно же, нет. Но он (устами друга Арнольфа, Кризальда) говорит о том, что с неверностью жены невозможно ничего поделать, как ни ухитряйся. Поэтому если с супругой не повезет, то свое внимание нужно перенести на другие вещи в жизни. Честь человека заключена не в его супруге, а в нем самом.

В этом своеобразный горький и реалистичный жизненный смысл на вид столь смешной комедии.

Обновлено: 09.05.2021 — 14:58

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я согласен с политикой конфиденциальности и и с пользовательским соглашением